Первые две операции нам сделали в августе 2013 года. Я страдала и плакала от ужаса, я не хотела, чтобы моего маленького крошечного малыша резали. Я страдала от мысли о том, что его волосики сбреют как попало, могут ещё и поцарапать, потому что поток детей со всей области сумасшедший! Я насмотрелась на всякое там, в больнице, и до нашей первой операции и после. Сколько боли, горя и детских слёз… Если бы я знала тогда, что ждёт меня, нас, впереди. У меня дома был второй грудничок, которому тоже нужна была мама. Наверно, я не сказала, мой малыш, который остался в реанимации Артём, а дома был на 1 минуту старше его братишка-Вадим. После второй операции в реанимации сказали, что малыш в тяжелейшем состоянии. Обычно через сутки, в основном раньше уже отключают аппарат искусственного дыхания. А тут неделя, вторая… затем случайно проболтались, что он в коме… Так же не смогли наладить ликвоотток в правом полушарии и поставили наружный дренаж по Арендту и наблюдали сколько и какого цвета отделяется лишней жидкости…
И так наступил сентябрь. Меня выпроводили домой, палат не хватало и я ездила ночевать домой, каждый день туда 70 км и обратно. Дома второй малыш. Тогда с ним оставалась мама. Я думаю, женщины за 50 меня поймут, каково это ночи не спать в молодости и когда тебе уже за 50. У неё ишемическая болезнь сердца и нужны операции на коленные суставы… Муж между двух работ, городами и домом с малышом. В реанимацию требовались средства ухода, смеси и ещё они просили помогать бинтами, зелёнкой, димедролом… Прошёл почти месяц, я после посещения реанимации шла в церковь, которая была рядом. Потом мы приняли решение его покрестить. В реанимацию пустила батюшку и его покрестили! Теперь хотя бы можно было подать записку за дитя и заказать службу, да просто помолиться!
В середине сентября, а к ребёнку меня не пускали, меня пригласила на беседу зам. заведующего реанимацией… открыла мне на мониторе результат компьютерной томографии и показала, что вместо полушарий мозга у Артёмки две чёрные дыры, там, где должно быть серое вещество… Она мне сказала, что мне надеяться не на что! Что я должна осознать, что ребёнок будет глубочайшим инвалидом, если не овощем… и я должна подумать на какую жизнь я обрекаю себя и его! Меня взорвало…
Мне намекали на отключение аппарата дыхания или отказ от него, или на что там ещё они намекают, когда надоело возиться…
Мой ответ был категорическим - вытаскивайте, спасите жизнь! А как он там потом будет в школу ходить — мои трудности! В этот день меня пустили к моему дитю - он услышал мой голос, понимаете! Он очнулся и заплакал! Через 3 дня по решению главного нейрохирурга без моего ведома, они сделали третью операцию. Объяснили, что месяц дренаж держать нельзя, надо закрывать голову и поставили специальный резервуар Омайо, чтоб можно было делать пункции, если надо. Ещё через день его перевели из реанимации в палату…

Первая страница этой серии публикаций

Спасибо, что обратили внимание на мою историю. У меня двое деток-двойняшек, преждевременные роды. Один из них сильно пострадал и впоследствии перенёс четыре операции на головном мозге, с установкой дорогостоящего шунта.

Читать далее

Предыдущая страница
После первой операции, которую нам необходимо было сделать срочно, спустя месяц после рождения, из-за кровоизлияния в одном из желудочков головного мозга (которое ребёнок перенёс ещё внутриутробно и медиками было обозначены оно как "кровоизлияние геморрагически-ишемическое", как я поняла от гипоксии), моего малыша отправили в реанимацию!

Читать далее